[17]февраля[2010]
 
6(000232)

>Читайте в [следующем номере]
«У евреев я научился правильно жить
на этом свете»
* Вилли ТОКАРЕВ

Алексей ПОДКОРЫТОВ: «С самого рождения вокруг меня были одни белые халаты»

VII Красноярский экономический форум:
власть и бизнес вместе
(Фоторепортаж)

Джон ТЕРРИ:
изменил жене, предал друга, лишился капитанства


Виктор Янукович: лицом к России

Обновление минимумов

Анна САМОХИНА: её жизнь закончилась на 48-м году

Дауншифтинг: жизнь вдали от «жизни»

Детям можно быть врунами и забияками?

Ирина ЛАВРИКОВА, 22 года, модель агентства «Models X File»

! СВЕЖАЯ МЫСЛЬ
«Все мои надежды на олимпийские награды погибли, когда разбился грузинский мальчик».

Альберт ДЕМЧЕНКО,
знаменитый российский саночник.



 
Алексей ПОДКОРЫТОВ: «С самого рождения вокруг меня были одни белые халаты»

«Конкурент» беседует с начальником Красноярского краевого госпиталя для ветеранов войн.

Пожалуй, он из той категории людей, о которых первое впечатление, как пазл, можно собрать по всевозможным завоеванным титулам и медалям. Заслуженный работник здравоохранения России, доктор медицинских наук, академик РАЕН и РАМТН, президент Красноярского регионального отделения «Российская медицинская ассоциация». Перевели дыхание. Доцент кафедры Красноярского медицинского университета, начальник госпиталя для ветеранов войн. Бывший психиатр. Отличный семьянин. О том, как живет сегодня здравоохранение в крае, наш разговор с Алексеем Подкорытовым.

– Алексей Викторович, как давно вы в медицине?
– Такое ощущение у меня, что в медицине я с первого дня жизни. Правда. Мои родители – врачи, поэтому с самого рождения помню, что вокруг меня одни белые халаты. (Улыбается.) И ещё пациенты, причем необычного профиля: отец у меня был директором медицинского объединения психонаркологии, главный психиатр Республики Тыва. Я постоянно общался с больными, которых Бог чем-то обидел, видел среду медицинских работников. Моим отцом, кстати, была создана тогда одна из лучших в Советском Союзе реабилитационных баз для психических больных. Были организованы производственные сельхозучастки при лечебном учреждении – тогда это было ноу-хау. Собственно, в этой каше вся семья наша и варилась. Папа – заслуженный врач России, мама – тоже врач-психиатр, награждена Орденом Трудового Красного Знамени. Видимо, это и сыграло роль в выборе дела жизни.
– То есть и вариантов иных не было?
– Нет, почему же, рассматривался выбор. Сдавал документы в Омскую школу милиции, хотел стать инспектором уголовного розыска. Даже собеседование прошел. Но всё же поступил в Красноярский государственный медицинский институт. В 86-м окончил лечебный факультет, поступил в клиническую ординатуру по специальности «психиатрия». Потом уехал в Тыву, работал доктором, заведующим отделением. Дальше была учеба в Китае.
– Поподробнее. Что изучали в Поднебесной?
– Там я окончил курсы Ляонинской академии по рефлексотерапии, мануальной терапии, фитотерапии и цигун-терапии. Вернулся на родину и открыл свое дело. Помните, наверное, провозглашенный во времена Горбачёва «зеленый свет» для частных кооперативов? Открывались малые предприятия, вот и мы открыли свой бизнес. И, кстати говоря, очень неплохо дела у нас пошли. Но тут на меня стали, можно сказать, «давить», рекомендуя перейти на работу в Минздрав Республики Тыва.
 – Пришлось, очевидно, поддаться на уговоры?
– Да, я ушел туда начальником научно-методического информационно-экспертного центра республики. Организовал там фонд обязательного медицинского страхования. А в 1993-м году уехал работать главным врачом психиатрической больницы №2 в поселке Овсянка. И пошло. После этого меня перевели на работу в Управление здравоохранения заместителем по общим вопросам. Через месяца три стал начальником Управления здравоохранения администрации Красноярского края. Дальше – смена губернаторов… Всё как всегда. В общем, проработал в управлении почти два года, а в 1999-м перешёл уже сюда, в госпиталь.
– Вас уже и поздравлять можно. Десятилетний юбилей всё-таки. Наверное, и об итогах своеобразных можно говорить? В двух словах, что было и что есть сейчас, чем гордитесь и над чем еще стоит работать в перспективе?
– Если мягко говорить, госпиталь находился не в очень ухоженном состоянии, когда я пришел. Были не то что проблемы с оборудованием или медикаментами, подчас были элементарные сложности с организацией питания пациентов. Приходилось работать в сложные времена, что греха таить. Дефицит средств, система взаимозачетов… В тот период мы активно поработали.
Сейчас госпиталь ветеранов – серьезное высокоспециализированное медицинское лечебное учреждение, которое также является и организационно-методическим центром по оказанию помощи ветеранам. Причем помогаем мы не только ветеранам Великой Отечественной войны – особому нашему контингенту, требующему помощи и заботы, в первую очередь, с учетом возраста. Мы также помогаем ветеранам локальных войн, чернобыльцам, репрессированным и реабилитированным, ветеранам труда. Словом, немаленькая категория: наш контингент насчитывает почти триста тысяч человек.
Сегодня, конечно, преобразилась материально-техническая база. То, о чём в девяностые мы лишь мечтали. Буквально несколько месяцев назад мы получили лицензию на медицинскую деятельность. У нас имеется современное оборудование, мы реконструировали отделение лучевой диагностики, наше отделение урологии является одним из лучших на территории края. С гордостью могу сказать, что и отделение общей хирургии на высоких счетах: у нас очень высокий процент оперативной активности среди пожилых людей.
Многое, конечно, зависит от условий пребывания пациентов. Буквально в прошлом году мы сделали центральную стерилизационную, которая соответствует новым требованиям Росздравнадзора. Там на современном оборудовании стерилизуются расходные материалы, инструменты. Кстати сказать, далеко не каждое медучреждение может этим похвастаться: например, такое подразделение есть только у нас и в детской краевой больнице.
Кроме того, буквально 31 декабря мы сдали операционные блоки. У нас теперь есть два шикарнейших блока, которые соответствуют всем требованиям надзорных органов. Как раз в юбилейный год, 65-летия Победы в Великой Отечественной, нам удалось объяснить и краевому правительству, и уже бывшему губернатору необходимость покупки нового оборудования. Убедили – 20 миллионов из бюджета региона нам выделили. Думаю, положительно решится вопрос и о выделении средств на текущий капитальный ремонт, без которого никуда.
– Существуете только за счет средств из казны?
– Не только. Разумеется, приходится нам работать и со спонсорами, которые принимают посильное участие в модернизации госпиталя. У всех предприятий, конечно, хватает собственных проблем, однако то, что они не забывают о пожилых людях, делает им честь. Всегда со словами благодарности вспоминаю и предприятие «Геофизика», отремонтировавшее нам две палаты повышенной комфортности, и фирму «Аквавита», которая на протяжении уже пяти лет обеспечивает всех пациентов госпиталя чистой питьевой водой. Большую поддержку нам оказывал завод КрАЗ: например, в 1999–2000 годах они нам сделали полный капитальный ремонт отделений реанимации и хирургии, закупили туда оборудование. При поддержке «Красцветмета» мы сделали современную водолечебницу с тренажерными залами. Все наши пациенты из физиотерапевтического отделения в восторге от возможности получить реабилитацию там. Кроме того, у нас теперь появился, можно сказать, генеральный спонсор, это «СУЭК». Они всегда нам активно помогают, и вот буквально сегодня перед вашим приходом мне позвонили из этой компании и сказали, что в юбилейный год Победы госпиталю будет выделено 2,5 миллиона рублей. В этом году мы планируем приобрести эндоскопическое оборудование, сделать ремонт отделения эндоскопии.
Чем еще горжусь как руководитель? Например, с конца прошлого года у нас ведется электронная запись пациентов. Сами ведь знаете, как активно эта тема муссируется в СМИ. Некоторые лечебные учреждения позиционируют это как что-то новое. Мы об этом скромно молчим. (Улыбается.)
Что еще из достижений современных? В прошлом году Минздрав России рекомендовал на базе медицинских учреждений открыть выездные поликлиники и госпиталя. У нас такое подразделение работает уже больше трех лет. Мы были вторыми, кто в нашей стране начал практиковать такие выездные центры. Наши бригады из узких специалистов выезжают в те территории, которые нуждаются в «редких» врачах: это лоры, кардиологи, сосудистые хирурги, сурдологи. В прошлом году мы посетили 19 территорий, всего сделано свыше 80 выездов. Только в прошлом году мы осмотрели больше трех тысяч пациентов.
Госпиталь стал базой для нескольких кафедр нашего Медицинского университета и медколледжа. Госпиталь неоднократно становился дипломантом и лауреатом всевозможных конкурсов. Что касается краевых грантов, то мы, пожалуй, выиграли все, которые только можно придумать. Так, допустим, несколько лет назад Центр медико-психологической реабилитации нашего госпиталя стал дипломантом Международного конкурса в Москве. В этом центре мы оказываем социальную и психологическую помощь в реабилитации ребятам, прошедшим «горячие точки». Это ведь, без преувеличений, особая категория пациентов. На самом деле нам есть что рассказать о себе. (Показывает на огромное количество в своем кабинете дипломов, грамот, сертификатов с профессиональных российских и международных конкурсов. – Прим. авт.)
А вообще, знаете, Майя, нам еще есть к чему стремиться. Запланировано многое, будем постепенно, шаг за шагом решать все поставленные задачи.
– Вы говорили об активном сотрудничестве с местным медуниверситетом, с колледжем. Однако я секрета не открою, сказав, что образование и медицина – на вершине хит-парада по отсутствию молодых кадров. Не хотят новоиспеченные дипломированные педагоги и врачи идти в госучреждения за мизерные зарплаты.
– Есть такое дело, конечно. Хотя парадокс – конкурс в тот же мед очень мощный. Просто не все остаются в отрасли, многие уходят, допустим, в фармбизнес, теряют квалификацию. Но если посмотреть на наш госпиталь – коллектив очень молодой. Это можете записать в копилку моих «гордостей». Вообще, люди, которые остаются здесь работать, это люди с большим сердцем, с желанием ухаживать и помогать.
– Наверное, по роду деятельности бывали на стажировках за границей. Насколько разнится то, что называется здравоохранением в России, с этим же понятием там, за морем?
– Я однажды был в Чикаго в госпитале для ветеранов вьетнамской войны. Если говорим о Штатах, то там госпиталя – элитные медицинские учреждения, которые соответственно и финансируются государством. Знаете, говорят ведь, молодежь воспитывается, видя отношение к пожилому, старшему поколению. В американском обществе я увидел глубокое уважение, даже преклонение перед людьми в форме, перед их заслугами. Каждый этаж госпиталя закреплен за какой-то финансовой корпорацией, сенаторы приезжают туда и считают своим долгом побеседовать с ветеранами, помочь лоббировать интересы таких больниц в конгрессе. Кстати, лечение в таких госпиталях абсолютно бесплатно, включая и самые дорогостоящие виды лечения.
Конечно, в последние года 3-4 и у нас заметно очевидное развитие такого рода учреждений, материально-техническая база госпиталей здорово окрепла. На нас по-особому смотрит власть, по-особому смотрят и сами ветераны. Работа с такими пациентами специфична. Как говорится, «что стар, что млад», – эти пациенты требуют особого ухода, особого контроля. Внутреннее напряжение такое выдерживает не каждый медицинский сотрудник, конечно. Элементарно наши ветераны могут забыть, в какой кабинет пройти, и надо отвести его самому и проконтролировать. А таких не один и не два человека. И вообще, не столько важна, допустим, сама операция, сколько реабилитация и забота. Мы делаем всё от нас зависящее, чтобы пациенты как можно быстрее выздоравливали и вспоминали нас только добрым словом.
– Теперь давайте о личном. Вы дипломированный психиатр. Помогает ли профессия в жизни повседневной? Людей читаете, как книги?
– Помогает, конечно. Хотя… В некоторых случаях и мешает, пожалуй. Как человек непьющий, могу сказать: встречаешься с кем-то и видишь по собеседнику, что есть большая проблема алкогольная. И я не могу преодолеть в себе неприязнь в общении, хотя порой люди эти не самые последние по значимости. А в других случаях – помогает, конечно. Понимаешь, как нужно вести беседу с тем или иным человеком, пытаешься подобрать ключик к каждому. Тем более, мне кажется, это так важно в общении с нашими пациентами. Терпение и выдержка – вот чем необходимо запастись. Хотя я сам не привык тратить время попусту: если уж сказал один раз – стараюсь добиться результата. И сам стараюсь быть человеком дела, и в других людях уважаю способность отвечать за свои слова.
– К слову о словах: есть любимое высказывание?
– В свое время прадед мне сказал такие глубокие слова, которые произвели просто неизгладимое впечатление. Он говорил: «Алексей, неважно, как ты проживаешь эту жизнь. Важно, как ты её будешь доживать». И глядя на своих пациентов, глядя на тот жизненный опыт, который они демонстрируют (многие из них были очень серьезные и влиятельные люди в свои годы), видя, как они «доживают»… Не дай Бог. Поэтому надо достойно воспитывать своих детей, чтобы иметь твердую жизненную опору, чтобы не ошибиться в этом деле. Мы с уважением относимся к своим родителям, и я благодарен, что они смогли воспитать в нас это. Надеюсь, что мои дети не окажутся другими.
– Понятно, что работа у вас не из легких. Стрессы, переутомление – её неотъемлемая часть. Как привыкли релаксировать?
– Выезд в лес, на природу, в горы – вот мой идеальный отдых. Родился я в верховьях Енисея, с детства на воде, можно сказать. Я был еще школьником, а мне отец доверял лодку с мотором, и я самостоятельно плавал, рыбачил. Глядя на своих детей, я искренне не понимаю, как я, семилетний мальчик, мог один так путешествовать. Жизнь меняет поколения. В бытовом аспекте мы были подготовлены лучше наших детей. Каждый год я выезжаю на рыбалку, на охоту. Охотиться меньше приходится, да и, честно говоря, в последнее время жалко стало убивать. Карабин я не вытаскивал из сейфа лет пять точно. Путешествуем с семьей, стараемся уехать ближе к морю каждый год. Ныряем в маске, в ластах. Как еще отдыхаю? Два раза в неделю обязательно бываю в тренажерном зале, в настольный теннис играю, плаваю. Так получилось, что в свое время громадное количество времени уходило на подготовку кандидатской, потом докторской диссертации. Сейчас вот – доктор наук, и, знаете, какой-то период времени не было некой определенной задачи: была достигнута эта цель, а нового не найдено. А потом я понял, что не те, наверное, цели. Сейчас большое количество времени уходит на воспитание детей. Старший сын у меня заканчивает клиническую ординатуру, активно осваивает магнитно-резонансную терапию. А дочка – во втором классе. Тут много чего еще предстоит. Мы с ней катаемся на катке, ходим на лыжах по выходным. Зима, правда, подкачала в этом году, лишний раз не выйдешь. У отца есть дом в Усть-Мане, мы там ему активно помогаем. Не понимаю, как можно получать дополнительную энергию и силы без выезда на свежий воздух.
– А в заграничные вояжи часто летаете? Что запомнилось?
– Достаточно часто бываем, да. Из положительного запоминается, в первую очередь, отношение к работе у иностранцев. Если бываешь в Европе, то видишь, какое бережное отношение у них к историческим памятникам, какое скрупулезное отношение к благоустройству своего жилья, к строительству новых кварталов. А потом возвращаешься домой… Много говорят у нас об успехах на строительном фронте, но смотришь на элементарные вещи – тут торчит, здесь до конца не прибито – и понимаешь: есть куда расти, отстаем. Или взять их дороги – никакого сравнения с нашими, сами знаете. Кроме того, в заграничных поездках стараюсь по возможности заглядывать в больницы, смотреть, как что у них устроено, как работают менеджеры в медицине. А это ведь бесценный опыт, который можно реализовывать здесь, дома. Всё познаётся в сравнении, это точно: не видел хорошего – не к чему стремиться.
– А гурманом вы себя можете назвать? Поесть вкусно любите?
– Люблю очень. Но готовить вообще не умею. В этом плане повезло с супругой, она у меня врач-стоматолог и в то же время отличная хозяйка. Кстати говоря, у нас в семье очень хорошо готовит отец. Причем может очень быстро приготовить сразу несколько самых разных блюд. На мне в этом плане, видимо, природа отдохнула, да и необходимости мешаться на кухне не было. А когда где-то бываем, всегда стараюсь попробовать что-то необычное, непривычное. Вот, например, в Таиланде не могу не попробовать какого-нибудь экзотического гада. Но в основном я приверженец традиционной кухни, скорее даже восточной традиционной. Люблю хороший плов, баранину. Ведь родился-то я в Тыве, там это сам Бог велел. Баранина там очень вкусная, ароматная, здесь такой не найти. У меня очень много друзей в Тыве, они мне часто привозят национальное блюдо «хан». Знаете, что такое?
– По-моему, это колбаса, хотя…
– Абсолютно точно, кровяная колбаса. Мне очень нравится, с большим удовольствием съедаю такие гостинцы.
– Ну и напоследок вопрос вам больше философский, наверное. О чём мечтаете? Чего хочется?
– Хочется, чтобы люди, которые живут в нашей стране, чувствовали себя более социально защищенными. Приходится работать с теми людьми, которые обделены многим, и вниманием государства в том числе. И хотелось бы, чтобы это изменилось. Мы, сибиряки, особенно этого достойны – у нас тяжелые условия жизни, условия труда непростые. Смотришь на то, как воспитывают нашу молодежь… Признаюсь, без удовольствия наблюдаю за увеличением продажи сигарет и алкоголя, за отсутствием идей здорового образа жизни. Если честно, видя всё это, со страхом смотришь в будущее.

Майя СУХОРУКОВА.
Фото Сергея ЧЕРНЫХ.
>Обсудить статью

Бизнес-гороскоп



Сдаются в аренду нежилые помещения: 14 кв.м.; 23 кв. м по цене 500 руб. кв.м., (возможно с офисной мебелью). Адрес: г.Красноярск, ул.60 лет Октября, 63.

Контактное лицо: Анастасия, тел. 8 950 422 56 99; 261-47-08

  ГЛАВНАЯ | ФОРУМ | ПОДПИСКА | АРХИВ | РЕДАКЦИЯ | ОТДЕЛ РЕКЛАМЫ
  Адрес редакции: 660079, г Красноярск, ул. 60 лет Октября, 63 Тел: 8(3912)33-99-24
Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы рено дастер 4х4 отзывы